Вы здесь

Ключевые слова: акт, отречение

Акт отречения великой княжны Екатерины Алексеевны от движимого и недвижимого наследства в Ангальт-Цербстских землях и прав на княжеский престол.

27 сентября 1745 г.
Российский государственный архив древних актов.
Ф. 2. Д. 73. Л. 12 об.–13.
Подлинник. Немецкой яз. Подпись – автограф. Перевод на русский. Сделанный после 1762 г. Черновик.

В составе Государственного архива Российской империи, из личной канцелярии Екатерины II.

Акт отречения великой княгини Екатерины Алексеевны от всех прав на наследование престола в княжеском Ангальтско-Цербстском доме и всего движимого и недвижимого имущества за себя и своих потомков был составлен согласно традиции немецкого княжеского дома для соблюдения «мужского поколения древняго германского княжеского Ангальтского дома и для продолжения знатности онаго», и был действителен до тех пор пока княжеская мужская линия не пресечется. Решение об отречении великая княгиня Екатерина Алексеевна принимала с согласия своих родственников и родителей, а также супруга великого князя Петра Федоровича, в знак чего он поставил свою подпись под документом. Свое согласие на подписание акта дала племяннику и императрица Елизавета Петровна, а в разработке текста документа активное участие принимали высшие чины дипломатического ведомства – канцлер А.П. Бестужев-Рюмин и вице-канцлер М.И. Воронцов.

«Перевод с той пиесы, которую государственному канцлеру вручил 8 июня 1745 году обер-гофмаршал граф Бриммер с таким изъяснением, что оная есть та ж, о которой Ея светлость принцесса Цербстская с канцлером и вице-канцлером говорила.

Божиею милостию Мы Петр, великий князь Всероссийской, наследник Норвегской, герцог Шлезвигской, Голстинской, Шторманской и Дитмарской, граф Олденбургской и Делменгортской и Мы Екатерина, великая княгиня Всероссийская, княгиня Ангалтская, герцогиня Саксонская, Энгернская и Вестфальская, графиня Асканская, Цербстская, Бернбургская, Еверская и Книпгаузенская, признаваем о объявляем сею грамотою за нас и всех наших наследников и наследопреемников. Понеже мы с обоих сторон, а именно Петр, великий князь Всероссийской и герцог Шлезвиг-Голштинской, с высокого позволения всепресветлейшей государыни Елисаветы Первой, императрицы и самодержицы Всероссийской. Нашей всемилостивейшей государыни и тетки, и мы Екатерина Великая, княгиня Всероссийская, урожденная княгиня Ангальтская с соизволения нашего дяди светлейшаго князя господина Иоанна Людвига […], також наших княжеских родителей […] от всех отцовских, братенских и племяннических движемых и недвижимых или аллодиальных наследств, особливо же и генерально от всех сукцессей, случающихся в княжеском Ангальтско-Цербстском доме наследстве за нас, наших наследников и наследопреемников отрещись […]»