Вы здесь

Ключевые слова: акт, престолонаследие

Акт о престолонаследии.

Санкт-Петербург, 4 января 1788 г.
Государственный архив Российской Федерации.
Ф. 1463. Оп. 2. Д. 50. Л. 1–3.
Автограф великого князя Павла Петровича. Подписи-автографы великого князя Павла Петровича и великой княгини Марии Федоровны.

Из Центрархива.

Документ прошит и заверен личными печатями.

Бумага, чернила, сургуч, шнур нитяной; рукопись.

Опубл.: 

Венчания на царство и коронации в Московском Кремле. Каталог выставки. М., 2013. Т. 2. С. 93–98.

В день коронации 5 апреля 1797 г. император Павел I утвердил и обнародовал три важнейших в истории России законодательных акта: Акт о престолонаследии, Учреждение об императорской фамилии и Установление для орденов кавалерских российских. Каждый из них вскоре был отпечатан в типографии для последующей рассылки в государственные учреждения и ведомства. При императоре Николае I акты вошли в Полное собрание законов Российской империи и с небольшими изменениями, действовали до 1917 г.

Акт о престолонаследии вместе с рядом завещаний, адресованных супруге и детям, цесаревич Павел Петрович подготовил еще в 1788 г. перед отъездом на войну со Швецией.

Документ предполагал установление в России нового порядка престолонаследия и преемственности власти по мужской линии, ставящего закон выше воли монарха, «…дабы государство не было без наследника. Дабы наследник был назначен всегда законом самим. Дабы не было ни малейшего сомнения кому наследовать. Дабы сохранить право родов в наследствии, не нарушая права естественного, и избежать затруднений при переходе из рода в род».

Во время церемонии коронации Павел I публично обнародовал акт и собственноручно положил его «для хранения на престоле Успенского собора» Московского Кремля в серебряный ларец.

«МЫ, Павел, наследник, цесаревич и великий Князь и Мы супруга его, Мария великая Княгиня.

во имя Отца и Сына и Святаго Духа.

Общим нашим добровольным и взаимным согласием, по зрелом рассуждении и с спокойным духом постановили сей акт Наш общий которым по любви к отечеству избираем наследником по праву естественному после смерти Моей, Павла сына нашего большаго, Александра а по нем всё его мужеское поколение. По пресечении сего мужескаго поколения наследство переходит в род второго моего сына где и следовать тому, что сказано о поколении старшаго моего сына, и так далее, если бы более у меня сыновей было; что и есть первородство».