Вы здесь

Ключевые слова: письмо

Письмо царя Петра Алексеевича брату царю Ивану Алексеевичу с предложением об управлении государством без участия царевны Софьи Алексеевны и исключении ее имени из титулары российских государей.

[8-12 сентября 1689 г.]
Российский государственный архив древних актов.
Ф. 4. Д. 2. Л. 1–4.
Подлинник.

В составе Государственного архива Российской империи.

Опубл.: 

Устрялов Н. История царствования Петра Великого. Т. 2. СПб., 1858. С. 77–79; Письма и бумаги Петра Великого. Т. 1. СПб., С. 13–14.

В 1686 г. царевна Софья присвоила себе царский титул и стала писаться в официальных документах наравне с братьями Иваном и Петром. В следующем году начальник Стрелецкого приказа Федор Шакловитый начал агитировать стрелецких командиров в пользу венчания правительницы на царство. Весной 1689 г. в России и за границей стал распространяться коронационный портрет Софии – в царском облачении и со скипетром. Ф. Шакловитый продолжал готовить стрельцов к выступлению с целью «выборов» Софьи на царство. Развязка наступила в ночь с 7 на 8 августа 1689 г. В селе Преображенском юному царю Петру посреди ночи сообщили о том, что московские стрельцы восстали в пользу Софьи и идут его убивать. Испуганный царь с немногими людьми немедленно ускакал из своей резиденции и укрылся в укрепленном Троице-Сергиевом монастыре. В 1689 г. сторонники Софьи не были готовы напасть на Преображенское, но и приближенные Петра не предпринимали решительных шагов. Обе группировки вели переговоры с Боярской думой и гарнизоном. Царь Иван Алексеевич также был поставлен перед выбором между сестрой, якобы готовившей покушение на жизнь брата, и «правым» делом Петра, власть которого утвердил переворот 1689 г. Заточив Софью в монастырь, победители сослали В.В. Голицына с семьей, а главных заговорщиков казнили.

Письмо Петра Алексеевича к брату написано, вероятно, в Троицком монастыре не ранее 8 сентября 1689 г., т.к. 7 пытали Шакловитого, и не позднее 12 сентября, когда последовало назначение новых начальников в приказы, в том числе и упоминаемого в письме князя П.И. Прозоровского в Приказ Большой казны. Он пользовался особенной доверенностью царя Алексея Михайловича и был попечителем Петра I.

«Братец государь царь Иоанн Алексеевич с невестушкою, а с своею супругою, и с рождением своим в милости Божией здравствуйте. Известно тебе, государю, чиню купно же и с соизволения твоего прошу о сем, что милостию Божиею вручен нам двум особам скипетр правления прародительного нашего Российского царствия, яко же о сем свидетельствует матери нашие восточные церкви соборное действо 1682 году, также и братием нашим, акресным государем, о государствовании нашем известно, а о третьей особе, чтоб с нами быть в равенственном правлении, отнюдь не воспоминалось. А как сестра наша царевна София Алексеевна государством нашим учела владеть своею волею, и в том владении что явилось особам нашим противное и народу тягость и наше терпение, о том тебе, государь, известно. А ныне злодеи наши Фетка Шакловитой с товарыщы, не удоволяся милостию нашею, преступя обещания свое, умышлял с ыными ворами о убивстве над нашим и матери нашей здоровием, и в том по розыску и с пытки винились. А топерь, государь братец, настоит время нашим обоим особам Богом врученное нам царствие править самим, понеже пришли есми в меру возраста своего, а третьему зазорному лицу, сестре нашей ц[аревне] С[офие] А[лексеевне], с нашими двемя мужескими особоми в титлах и в росправе дел бытии не изволяем; на то б и твоя б, государя моего брата, воля склонилося, потому что учела она в дела вступать и в титлах писаться собою без нашего изволения, к тому же еще и царским венцом для конечной нашей обиды хотела венчатца. Срамно, государь, при нашем совершенном возрасте тому зазорному лицу государством владеть мимо нас. Тебе же, государю братцу, объявляю и прошу, поволь, государь, мне отеческим своим изволением для лутшие пользы нашей и для народного успокоения, не обсылаясь к тебе, государю, учинить по приказом правдивых судей, а неприличных переменить, чтоб тем государство наше успокоить и обрадовать вскоре. А как, государь братец, случимся вместе, и тогда поставим все на мере. А я тебя, государя брата, яко отца почитать готов. А о ином к тебе, государю, приказано словесно донести верному нашему боярину князю Петру Ивановичю Прозоровскому и против сего моего писания и словесного приказу учинить мне отповедь.

Писавыи в печалех брат ваш царь Петр, здравия вашего желаю и челом бью».