Вы здесь

Ключевые слова: письмо, погребение

Описание погребения супруги царя Федора Алексеевича царицы Марфы Матвеевны в Санкт-Петербурге 3 января 1716 г. в письмо переводчика Посольского приказа Ивана Зотова неизвестному преосвященному архиерею.

29 января 1716 г.
Российский государственный архив древних актов.
Ф. 2. Оп. 1. Д. 181. Л. 1–2.
Подлинник.

Из Государственного архива Российской империи.

Вдова царя Федора Алексеевича царица Марфа Матвеевна (1664–1715) была дочерью стольника Матвея Васильевича Апраксина и Домны Богдановны Апраксиной, в девичестве Ловчиковой, После кончины первой жены царя Федора, польской дворянки Агафьи Грушецкой, умершей после родов летом 1681 г., Марфа стала супругой Федора Алексеевича. Венчание состоялось 15 (28) февраля 1682 г. Марфа Матвеевна была царицей только 71 день – с 15 (28) февраля по 27 апреля (7 мая) 1682 г. Царь скончался от цинги 27 апреля (7 мая) и Марфа, оставшись бездетной, более 33 лет носила траур, пребывая вдовствующей царицей. До конца жизни она жила на попечении Петра I. С начала 1710 г. она жила в Петербурге в собственном дворце. Последний визит Петр нанес невестке за несколько дней до ее смерти, 25 декабря 1715 г. Умерла она 31 декабря во втором часу пополуночи. Похороны царицы. в Петропавловской крепости 7 января 1716 г. стали заметным явлением в жизни Санкт-Петербурга. Царица Марфа Матвеевна была приверженкой старых обрядов. Именно она была последним членом царской семьи, чье отпевание и погребение были проведены в соответствии со старинными традициями, которым были присущи причитания над гробом усопшего. После присутствия на погребении царицы Марфы Матвеевны Петр I издал Высочайший Указ о запрещении старинного русского обряда печалования по умершим.

Описание церемонии похорон царицы в письме переводчика Посольского приказа Ивана Никитича Зотова, сына первого учителя царя Петра I Никиты Зотова, ярко отразило время петровских преобразований. Впереди похоронной процессии шел президент «парламента или Сената», за ним сенаторы и министры. После них с распятием шли певчие и священнослужители, генерал-ревизор Василий Никитич Зотов, брат автора письма, который нес «герб российской и имя умершей резное златое». За гробом шли три брата царицы: граф Федор Матвеевич Апраксин, генерал-адмирал, президент Адмиралтейств-коллегии, один из создателей русского флота, граф Петр Матвеевич Апраксин, герой Северной войны, казанский губернатор, дипломат, граф Андрей Матвеевич Апраксин.

После похорон все отправились «вечерять» к «адмиралу, брату умершие» – графу Федору Матвеевичу Апраксину.

«Царицы Марфы Матвеевны не стало. А погребение ее было так. …..От часе втором ночи поставили от самыя церкви, где было тело, до церкви что в замке и до могилы по обе стороны улицею полки салдатския, у которых у пятаго человека была свеча большая, а на пятидесят саженях каждых лампа в пятлех, и у всех протчих салдат и людей тонкия свечи И таким убором началась процессия funebris. Шел в первых президент месяца того в парламенте или в Сенате, за ним сенаторы по два человека в ряд, за ними несли корону в центре. А потом шли министры, за министрам распятие Господне, и певчия, и архимандриты с попами, потом архиереи и епископы, а за ними шол генерал-ревизор Зотов и нес герб российской и имя умершей резное златое в зеленостях цветов на высоком жезле. Последи же везли тело 12 коньми. Все было великой печали исполнено, и евеня пели с початку от церкви «Святый Боже», потом стих «Кто нас разлучит от любви Божией», а потом стихиры погребения, а потом паки «Кто нас разлучит». И приходя к церкви в замку снова пели «Святый Боже». За гробом шли в первых трое братьев ее, потом царское величество, государь царевич, граф Зотов, потом трое министров некоторых. А за ними царицы, царевны, и всевозможныя и сущия рода и свойства умершей. И принесши мощи в церковь, вложили в могилу и, соверша спрятание, чином тем же шли мимо, могилы, отдавая последней респект помазанием А жены все были при могиле, пока весьма закуиали гроб. И потом, пропев вечную, отошли вечерять ко адмиралу, брату умершия… И тако скончася погребение».