Вы здесь

Ключевые слова: письмо

Письмо царевича Алексея Петровича любовнице Ефросинье Федоровой о своем приезде в Инсбрук (Инспрук), намерении дальше ехать в Вену «водою», и с пожеланием беречь себя.

26 ноября 1717 г.
Российский государственный архив древних актов.
Ф. 6. Д. 18. Л. 34–35.
Подлинник. Автограф.

В составе Государственного архива Российской империи.

Опубл.: 

Устрялов Н.Г. История царствования Петра Великого. Т. VI. Царевич Алексей Петрович. СПб., 1859. Приложения. С. 422–423. № 122.

Бежавшего 26 сентября 1716 г. в Вену к своему шурину Римскому императору Карлу VI царевича Алексея из Петербурга сопровождала немногочисленная свита. Среди них находилась любовница царевича Ефросинья и ее брат.

В Неаполе, Петру Толстому удалось вступить с Ефросиньей в сговор, по которому она сыграла важнейшую роль в склонении царевича к возвращению в Россию. Этому способствовало то, что Толстой передал согласие Петра на брак Алексея с Ефросиньей и проживание в деревне только с ним, чтобы венчание произошло в пределах России, а не за границей.

При возвращении царевича в Россию, Ефросинья следовала за ним медленно, так как была беременна и направлялась по иной дороге. Царевич получал от нее письма, писал к ней, советовал ехать потише, особенно через горы.

Известно, что показания Ефросиньи в Москве во многом решили участь царевича. Суть сводилась к тому, что царевич неоднократно высказывал желание заполучить отцовский трон, надеясь на смерть отца, жаловался на отца императору Карлу VI в надежде на его помощь. Показания главного свидетеля удовлетворили царя. Ефросинью не допрашивали «с пристрастием» и обходились с ней довольно милостиво. Алексей после очной ставки с Ефросиньей, где она повторила свои показания, был поражен предательством любимого человека и отвечал уклончиво. После последовавших затем пыток, он признал многие обвинения. Дальнейшая судьба Ефросиньи и ее ребенка неизвестна.

«Матушка моя, друг мой сердешный, Афтосиньюшка! Здравствуй о Господе! Я приехал в Инспрук в добром здоровье вчера и ночевал здесь, поедем в Вену водою. И ты, друг мой, не печалься, поезжай с Богом, а дорогою себя береги. Поезжай в летяге не спеша, понеже в Тирольских горах дорога камениста, сама ты знаешь, а где захочешь, отдыхай по скольку дней хочешь. Не смотри на расход денежный, хотя и много издержишь, мне твое здоровье лучше всего. А здесь в Инбурхе или где инде купи коляску хорошую покойную. Здесь получили мы ведомости, что наши люди отправлены в Венецию, и будет оные явились у вас, возьми их с собою всех. А ко мне будет из них не послала прежде сего письма кого, то не посылай, для того, что они меня не догонят и мне в них нужды больше нет. А шубу я себе сделал здесь. Пиши, свет мой, ко мне откуда мощно будет, чтобы мне маменкину руку видя радоватца. При сем посылю письмо к брату твоему и к людям, чтобы ехали хорошенько без сдору. Изволь те письма, прочтя сама, отдать. За сим тебя и с маленьким Селебеным вручаю в сохранение Божие.

Верный твой друг Алексей».