Вы здесь

Ключевые слова: венчание на царство, чин

Чин венчания на царство царя Алексея Михайловича.

28 сентября 1645 г.
Российский государственный архив древних актов.
Ф. 135. Отд. IV. Рубр. I. № 10. Л. 1, 2.
Подлинник.

В составе МГАМИД, из архива Посольского приказа.

Опубл.: 

Древняя российская вивлиофика, или Собрание древностей российских, до российской истории, географии и генеалогии касающихся, издаваемая помесячно Николаем Новиковым. Изд. 1. Ч. 7. С. 234–303; Чин постановления на царство царя и великого князя Алексея Михайловича//Памятники древнерусской письменности. СПб., 1882. Вып. 16.

Особое место в церемониях русского двора занимали чины венчания. Согласно сложившейся со времен Ивана Грозного традиции каждая церемония венчания на царство, проходившая в Успенском соборе Московского Кремля, должна была иметь свой чин, в котором регламентировались все этапы важного государственного действа. В них отражались основополагающие политические идеи об основах власти и миссии самодержца. Венчание торжественно утверждало державные, суверенные основы верховной власти.

Чин венчания царя Алексея Михайловича был составлен по образцу его отца – первого из династии Романовых Михаила Федоровича. В чине большую роль играла идея преемственности власти русских царей от византийских и римских императоров. Чин венчания Алексея Михайловича отнес время преемственности царского венца от «греческих» царей к периоду Владимира Мономаха. Процесс составления чина венчания был долгим, и даже после церемонии дьяки продолжали работать над описанием венчания, внося необходимые, с точки зрения окружения Алексея Михайловича, дополнения.

Венчание Алексея Михайловича состоялось 28 сентября 1645 г. Накануне в соборе было воздвигнуто «чертожное место» – возвышение из 12 ступеней. Утром постельничий Аничков со стряпчими водрузил на него «персицкий» трон. Рядом было поставлено сиденье для патриарха.

На трех аналоях положили царские регалии и животворящий крест, принесенные с Казенного двора боярином В.И. Стрешневым, казначеем Дубровским и царским духовником Стефаном. Духовник нес крест, Мономахов венец, диадему и цепь, «поставя на главу на златом блюде».

Пока царь шел в собор, казначей с двумя дьяками «берегли путь» – никто не мог пересечь путь царю, иначе не будет удачи и счастья царствию и царству.

Торжественная церемония венчания предусматривала обмен речами патриарха и государя, его речь особо много внимания уделяла законности наследственных прав Алексея Михайловича. Во время церемонии впервые прозвучала особая молитва патриарха о воцарении русского царя над всей Вселенной, что стало свидетельством растущих амбиций Романовых.

Патриарх возложил на Алексея Михайловича царский венец и бармы, вручил скипетр, державу и произнес учительное слово. Затем Алексей Михайлович был возведен на царское место, что «на десной стороне». Затем последовала литургия, включавшая в себя чин помазания и причащение.

В церемонии венчания принимали участие ближайшие к царю вельможи – Мономахов венец держал дед царя, боярин Л.С. Стрешнев, царский венец боярин Ф.И. Шереметев, осыпал царя по выходе из церкви золотыми его дядя, последний представитель нецарствующей ветви Романовых – Никита Иванович.

Несколько дней в Грановитой палате продолжались празднования по случаю венчания молодого царя. Объявлено было о царских милостынях и пожалованиях. Торжества по случаю венчания Алексея Михайловича завершились его объездами «по обещанию» особо чтимых монастырей – Саввино-Сторожевского, Никольского в Можайске и Боровского Пафнутьева.

Рукопись чина венчания представляет собой беловой экземпляр, писанный в виде книги уставом. Титульный лист украшен орнаментом, царский титул и инициалы в тексте писаны золотом, заголовок вязью; переплет – картон в малиновом бархате.

«Вышел царь и великий князь Алексей Михайлович всеа Росии в свою в Столовую избу в брусяную, и к себе призвал в ызбу всех боляр, а воеводам и княжатом и всем своим чиновникам велел бытии перед Столовою избою в сенех в золотном в нарядном платье.

А к патриарху послал наперед того и велел в церкви чин устроити, поставити среди церкви налой велми украшен с паволокою, и где стояти, на златом блюде святому и животворящему кресту и святым бармам и царской шапке, да и место велел царское себе устроити после церкви, где ему стати на царство и на великое княжение».